24 августа 2011

Неугомонная

2 октября у Веры Александровны Шавкуновой — юбилей. Не скажем, сколько лет. Все равно ей столько никак не дашь. А как узнаешь, сколько она дел за день успевает провернуть и во скольких местах побывать, так просто удивляешься!

И ладно бы, если все дела только личные, хозяйственные да домашние, на которые хочешь-не хочешь, а любая женщина-хозяйка себя настраивает. Нет, Вера Александровна еще помимо своих домашних обязанностей успевает и в общественной жизни села Шогриш, где живет, поучаствовать, и в жизни АГО, и благотворительной деятельностью заняться, и краеведческой, и стихи-рассказы пишет. В общем, все интересы ее и успехи в делах не пересчитать, не перечислить. Рассказывают ли о ней, сама ли она последние шогринские новости перечисляет, параллельно отправляя внука и мужа на рыбалку, угощая гостей жареной щукой и пытаясь что-то объяснить сыну по телефону, — одна мысль не покидает ее собеседника: как научиться такой страсти к жизни, такому созидательному и позитивному настрою, откуда в ней столько энергии?

Родом из детства

Вера Александровна не местная — родилась в Ялуторовске Тюменской области. В восемь лет переехала на Урал, в село Поташку Артинского района, на родину матери. Еще в школе можно было только удивляться разнообразию ее интересов: занималась в школьном драмкружке, писала в школьную газету стихи, посещала танцевальный кружок, занималась художественной гимнастикой, выступала на сцене клубов, много читала…

— Тогда детей не нужно было завлекать: сами тянулись, — рассказывает. — Я, например, с удовольствием в школу ходила. Сочинения любила школьные писать.

Родители в творческом развитии не давили на девочку, сама выбирала. Отец, Александр Федорович, работал в ГОВД, мать, Зоя Николаевна, — учителем иностранного языка.

— Что-то было от родителей, конечно, что-то от людей, с которыми повезло общаться, — говорит Вера Александровна.

Поэтому вполне закономерным стало то, что после школы Вера поступила учиться в Пермское культпросветучилище на отделение режиссера народного театра — творческое начало в девушке требовало.

— Доучиться я не смогла по семейным обстоятельствам, — сожалеет наша собеседница. — Пошла работать в 1972 году художественным руководителем в ДК, поступила на заочное отделение библиотечного техникума.

Все началось со школьного музея

— Чуть позже, в 1976 году, стала работать заведующей библиотекой, — вспоминает Вера Александровна. — Это такая работа, где происходит общение не столько с книгами, сколько с людьми. Но когда меня пригласили работать в школу старшей пионервожатой, согласилась. Параллельно закончила школу обкома комсомола и с этого времени со школой не расставалась. Когда приехала в 1989 году в Шогриш, тоже пошла работать в школу.

Именно с ее появлением в шогринской школе по крупицам стала собираться краеведческая информация. Сначала на базе библиотеки, а потом разросшейся экспозиции выделили отдельное помещение.

— Началось все с интереса к людям, что когда-то работали в школе, — говорит Вера Александровна. — Сначала просто записывала их рассказы о истории шогринской школы, позже сделала несколько заметок о педагогах. Все это вылилось в раздел экспозиции «Народное образование на селе». Собирала информацию и о учениках. Например, тех, кто когда-то сначала учился в нашей школе, а потом пришел сюда же работать учителем, привел своих детей. Естественно, стала собирать информацию по истории пионерской организации в селе.

Из обычных текстов, написанных для экспозиции, Вера Александровна сделала небольшие рассказы. Особенно увлекательным показалось создать историю села в лицах, когда через судьбу отдельного человека просматривается эпоха.

— Когда под школьный музей выделили помещение, все стеллажи и стенды сделали наш учитель труда и мальчики, — вспоминает Вера Александровна. — То есть поддержка со стороны школы была, но инициатива именно моя, личное желание. Мне просто интересно было. Одно за одно цеплялось. Так, например, собирая информацию, ходила по домам, иногда с ребятами. Нам стали отдавать старинные предметы быта, вещи. Появилась еще одна экспозиция: «Наши находки».

В 1999 году музейную комнату переоборудовали в деревенскую избу, куда органично вписались все собранные предметы старины. Неудивительно, что именно шогринский школьный музей и школу показали в том же году приезжему американцу Натану Кармаку.

— Опыта по созданию музеев не было, — поясняет она. — Было желание и интерес. Только в 2004 году музею было отдельно присвоено звание «Школьный музей». Над его экспозицией я работала 20 лет. Сейчас, когда ушла на пенсию, руководителя у музея нет.

И земляков вписала в историю

По-разному вписывала имена земляков в историю Вера Александровна. Бывало, что жизненная история ну никак не вписывалась в музейную экспозицию, но так ложилась на сердце, что появлялся рассказ-быль. Имя Анна Верова знакомо артемовцам по нескольким таким рассказам.

— Вот, смотрите, — показывает аккуратно подобранные в папочку публикации Вера Александровна. — До сих пор сердце сжимается, когда прихожу на кладбище и вижу могилки этих молодых ребят.

Это она об очерке «Опаленная юность». Об Олеге Свалове, Сергее Воложанине и Евгении Ибрагимове. Все они — участники чеченских событий.

— Не отпустила их война. Пусть вернулись домой из армии живыми, но с израненной душой. В музее остались их фото, воспоминания о них... У кого-то остались дети, — продолжает наша героиня. — Но мне хотелось, чтобы о них знали и помнили не только шогринцы, чтобы о них и их судьбе знало больше людей.

В газетных публикациях Веры Шавкуновой и Анны Веровой отразилась сельская жизнь с ее пронзительными отношениями между стариками и их детьми, с переживаниями о родном доме, о малой своей родине. Но если прозу Веры Александровны заметили и оценили артемовцы, то стихи она мало кому показывает. Нет, конечно, не все. Есть такие, что пишут к праздникам или к разного рода мероприятиям, — те пожалуйста. Но есть и более личные, например, о своей земле, о своих переживаниях.

— Когда все успеваете? — спрашиваю.

— А вот и не успеваю, — улыбается. — Вот недавно благотоворительный марафон на собрание средств для реставрации нашей церкви готовили. Много времени и сил потратили, зато получилось замечательно. Хотите, покажу, как идет реставрационная работа?
Осталась четвертая башенка…

Восстановление Свято-Никольской церкви — это еще одна забота Веры Александровны. Правда, она в этом вопросе не считает себя ведущей. Всем миром, говорит, строим. А подошли к церкви, мастер, пока моя собеседница отвлеклась, проговорился.

— Не знаю, как бы строилась здесь церковь, если бы не она и ее супруг, — говорит Сергей Федорович Воронов. — Мы сейчас проводим отделку последней маковки. Купола поставили, но важно сохранить все архитектурные формы. Вот Вера Александровна нам помогает, она нашла фото церкви 1936 года. Мы в соответствии с архивными документами и восстанавливаем храм.

— А вы знаете, что строительством этого храма руководил прадед изобретателя радио, дед Александра Степановича Попова? — информирует подошедшая Вера Александровна. — Его мать крестилась в этой церкви. Есть еще один интересный рассказ о том, как один из сельских богатырей, Петр Щупов, внес язык колокола, что весил 192 килограмма, по лесам на самую колокольню… Сейчас, видите, в церкви заканчивают реставрацию четвертой, последней, башенки рядом с главным куполом. Уже заказаны деревянные рамы для окон у нашего местного умельца. Планируем еще раз провести благотворительные сборы на реставрацию, всем селом стараемся. Люди из пенсии приносят, жертвуют…

Я слушаю Веру Александровну, наблюдаю за ее стремительной походкой, за тем, как она разговаривает с людьми, и удивляюсь: откуда в ней столько жизненной силы и интереса, ну буквально ко всему вокруг? Как заметила одна ее знакомая: «На таких все и держится. Жаль, что немного их таких, неугомонных».


Наталья Шарова
Комментарии (0)

Архив