Уважаемые посетители!
1 апреля 2019 года мы прекращаем поддержку старого сайта «ВСЁ БУДЕТ!» по адресу vsebudet.info. С этого адреса будет настроена автоматическая переадресация на наш актуальный сайт https://vsebudet.art
В ближайшие дни на новом сайте будет запущена простая и удобная система приёма объявлений по доступной цене.
2 февраля 2011

Дом, покрытый льдом, потряс всю Россию! Кто ответит?

Итогом новогодних каникул в Артёмовском стало ЧП, принесшее многомиллионные убытки.

Дом по Мира, 33, – один из самых красивых в Артёмовском. Его строительство и приёмка сопровождались скандалами. Но в апреле прошлого года наконец-то было закончено строительство второго – 20-квартирного – корпуса этого дома. Площадь муниципального жилья увеличилась сразу на полторы тысячи квадратных метров. Однако вместо триумфа мы получили чрезвычайное происшествие такого масштаба, что трудно с чем-то и сравнивать.

Конечно, сейчас многие будут готовы «порезвиться», позлорадствовать. Достанется и правым, и виноватым. Мы же хотели бы попытаться разобраться, что же произошло?

Тупо сковано – не наточишь

Первый раз мы обратились к вопросу о 92-квартирном доме, ещё когда на смену администрации Корелина пришла администрация Манякина, и строительство явно затормозилось. Потом была катавасия с приёмкой двух первых секций дома. А потом, в июле 2009 года (в публикации «Самарский «синдром» в Артёмовском»), мы уже обратились к теме заселения. Дело в том, что квартиры в этом доме огромные – площадь однокомнатной квартиры более 50 кв. м. А заселяться в них должны были ветераны Великой Отечественной и локальных войн, малоимущие, переселяемые из непригодного к проживанию жилья – в общем, чаще всего не самые обеспеченные люди. Было очевидно, что многие из них заведомо не в состоянии будут оплачивать коммунальные услуги. Хуже того. Если семья переселялась из ветхого жилья, из квартиры площадью, скажем, 42 кв. м, то в новом доме ей положено было предоставить такую же площадь, а откуда её взять? А с переселением одиноких граждан вообще в тупик попали. Думали предоставлять по комнате, например, в трёхкомнатной квартире, но тогда получалась коммуналка, а это не допускается – отдельное жильё надо предоставлять. Обратились в правительство области с просьбой продавать огромные квартиры в новом доме тем, кто их может купить, а на вырученные деньги покупать подходящие по площади и качеству квартиры на вторичном рынке жилья. Оказалось, тоже нельзя. В итоге с заселением дома возникли трудности.

Финал казался счастливым

И всё-таки когда в апреле было закончено строительство последней 20-квартирной секции, многие вздохнули с облегчением – наконец-то мучения позади. Не тут-то было! Нет, секция была принята в эксплуатацию, были оформлены все необходимые документы, и муниципалитет в лице комитета по управлению муниципальным имуществом получил в собственность столь нужные квадратные метры жилой площади. Но по упомянутым выше причинам (и, думаю, не только по ним) заселение секции так и не было произведено. Она пустовала до самого нового года. А вы же знаете участь неохраняемых пустующих объектов. Уже осенью были зафиксированы случаи воровства. А 28 декабря произошло чрезвычайное происшествие – было обнаружено, что секция подверглась разграблению, а система отопления разморожена.

Олимпийское спокойствие

Газета «Всё будет!» об этом ЧП сообщила ещё 13 января. Но тогда нас успокоили, что ничего катастрофического не произошло, а отопление восстановлено. Попасть в секцию я не смог, но, побывав на месте, увидел, что подъезд закрыт на замок, к двери ведёт едва протоптанная тропка, никаких признаков ведения ремонтных работ не заметно. Подумал, что и правда устранили неисправности. Я даже представить себе не мог, что почти никаких мер за полмесяца администрацией округа вообще не принято! Позже стало известно, что глава администрации Андрей Клименко даже не побывал на месте ЧП. Что глава Артёмовского городского округа Ольга Кузнецова трижды требовала от Андрея Клименко отчёта о том, в каком состоянии находится дом, и слышала заверения, что всё в порядке. В результате была вынуждена вынести этот вопрос на заседание комиссии по чрезвычайным ситуациям. Но произошло это только 28 января!

Депутаты были в шоке!

Побывавшие после этого в корпусе депутаты были в шоке. Что они увидели, смотрите сами.

В шок привели уже следы потоков воды на стенах, полу, обвалившиеся обои, выдранная и раскуроченная сантехника и приборы учёта.

Потом выбитые двери, стёкла, лопнувшие радиаторы отопления, вспучившиеся от воды и замёрзшие полы.

И наконец сталактиты, сталагмиты и вмёрзшие в лёд батареи…

Конечно, лицезрение этого «хрусталя» на фото может и не очень сильно задеть. Но тем, кто это всё видел вживую, впечатлений хватило, что называется, выше крыши.

СМИ – долой!

А на заседании КЧС случилось весьма примечательное событие, вполне заслуживающее, чтобы о нём сообщить подробно.

В самом начале заседания Андрей Клименко объявил, что заседание закрытое, и предложил СМИ, а там были «Всё будет!» и «Альтекс-медиа», покинуть зал. Я спросил, кто возглавляет КЧС. Выяснив, что возглавляет её глава округа, заметил: пусть Ольга Борисовна и примет решение. Ольга Кузнецова вынесла вопрос на голосование. Итоги его вы можете понять по фото. Не возражали против присутствия СМИ представители ФСБ и, по-моему, МЧС, прокурор, директор «Жилкомстроя» и глава округа. Остальные посчитали необходимым удалить СМИ. А у меня в связи с этим возникли не очень весёлые, мягко говоря, мысли.

Во-первых. От кого члены КЧС решили засекретить обсуждение вопроса? От СМИ? Так на тот момент о масштабах происшествия и возможных последствиях я уже знал больше, чем члены комиссии (во всяком случае, большинство из них).

От артёмовцев, от областных властей? Так это вообще неразумно – не скрыть происшествие такого масштаба. А само сокрытие только будет способствовать распространению слухов, не более.

Во-вторых. Я вообще не понял, зачем глава округа решила вынести вопрос о СМИ на голосование. Мне представляется, она вполне могла бы его решить своей властью. Но главное вот в чём. КЧС призвана решать чрезвычайные вопросы, не терпящие отлагательства. А теперь представьте: произошло ЧП, под угрозой жизнь людей, надо принимать срочные решения, отдавать приказы, промедление смерти подобно, а комиссия будет обсуждать, голосовать, переголосовывать… Пока решение примут, оно может уже и не нужным оказаться.

Спору нет, какие-то вопросы, наверное, необходимо обсуждать именно в закрытом режиме, но это, по-моему, не тот случай.

Дума выразила недоверие

Понятно, что выступления очевидцев происшедшего были очень эмоциональными. Депутаты отмечали, что у хозяина такого произойти не могло бы ни за что, а произошедшее является именно следствием бесхозяйственности. Также понятно, что представители администрации пытались объяснить ЧП со своей точки зрения. Приводился пример, поясняющий, почему заселение идёт с таким трудом. Семья из восьми человек, в которой пятеро детей, не может найти средства (10 тысяч рублей) даже на то, чтобы получить необходимые справки, поэтому её не могут заселить.

Андрей Клименко заявил, что не снимает с себя вину за произошедшее и что виновные понесут наказание.

Однако депутатов объяснения не удовлетворили. Очевидно, поэтому они почти единогласно (при двух воздержавшихся) решили в связи с размораживанием и разграбленим 20-квартирной секции принять обращение Думы АГО к Артёмовскому городскому прокурору. Копии решения (с текстом обращения) направить губернатору Свердловской области А.С. Мишарину, в Счётную палату РФ. А также выразить недоверие администрации Артёмовского городского округа. Данный вопрос заслушать на заседании Думы АГО 24.02.11.

В обращении говорится:
«29 января 2011 года депутатская группа в составе Кузнецовой, Пономарёва, Хлюпина, Шарафиева, Арсёнова, Саутина с выездом на место провела проверку состояния 20-квартирной секции дома №33 по ул. Мира, сданного в эксплуатацию 28 апреля 2010 года,
и обнаружила:
Система отопления полностью разморожена.
Отделка квартир неудовлетворительна.
Сантехника частично отсутствует.
Вздутие деревянных полов.
Промораживание стен, углов.
Трещины в гипсовых перегородках.
Косяки и входные двери выбиты.
В одной из квартир, расположенных на первом этаже, выбито окно, отсутствует дверь в комнату и окно на балкон.
Доступ в здание для посторонних лиц свободен.
Ни одна из квартир не сохранена.
Охрана здания отсутствует.
Депутаты Думы АГО считают, что местному бюджету нанесён огромный ущерб. Считаем, что в данном случае необходимы меры прокурорского реагирования в целях расследования действий должностных лиц местного самоуправления, признания халатного отношения».

Кто виноват?

Вполне очевидно, что ЧП и действия (точнее, бездействие) должностных лиц получат адекватную оценку. Собственно, присутствовавший на заседании советник губернатора Александр Штейнмиллер заявил об этом недвусмысленно. Он заметил депутатам, что они напрасно углубляются в технические детали, а что касается ответственности, она лежит на администрации округа. А что ещё можно ожидать, если стоимость восстановительных работ оценивается приблизительно в полтора десятка миллионов. Да пусть даже после точной оценки она снизится до десяти миллионов – всё равно ущерб огромный.

Но мне хотелось бы сказать вот о чём. Во время обсуждения на Думе прозвучали слова даже о вредительстве. А ещё о том, что речь нужно вести о недоверии не главе администрации, а о системной ошибке. По поводу первого тезиса – о вредительстве – напомню такую сентенцию: не ищите злого умысла там, где всё легко объясняется человеческой глупостью. О глупости говорить не буду, а вот в том, что злого умысла не было, думаю, никто не сомневается. Хотя от ответственности администрацию это никак не освобождает.

Да, по сообщению начальника ГОВД Андрея Олькова, уже выявлено три человека (говорят, бомжей), причастных к разграблению секции.

И ещё. По имеющейся информации, заместитель генерального прокурора РФ Юрий Золотов поручил провести проверку происшествия в Артёмовском. И по итогам проверки, очевидно, привлекаться к ответственности будут уже не бомжи.

Выбирали – веселились…

Тезис о системной ошибке или о том, что система виновата, толком разъяснён не был, депутаты сначала пришли в недоумение, потом даже посмеялись немного и оставили его без обсуждения, как неловкое высказывание. Я тоже не понял, что автор тезиса депутат Исаев имел в виду, но со своей стороны могу сказать вот что.

Помните, как в Артёмовском проходили выборы главы администрации? Были внесены изменения в Устав АГО. Потом была создана конкурсная комиссия. Комиссия собрала заявления претендентов, выполнила все формальности, отобрала кандидатуры для обсуждения на Думе. При этом уже на стадии отбора из троих участников конкурса – Вяткин, Клименко, Табаринцев – последний был исключён. Именно тогда мы высказали мнение, что выбора-то не стало. Вяткин более известен, но перспектив быть избранным не имеет. Клименко – классическая «тёмная лошадка». О нём почти никто ничего не знает, за исключением того, что он не имеет ни малейшего опыта в той работе, за которую берётся. Но за ним авторитет организации и поддержка влиятельных сил. Выбрали его.

…Выбрали – прослезились

Очень скоро стало понятно, что главной опасности – отсутствия совместной работы главы округа и главы администрации – избежать не удалось. Сохранялась, правда, иллюзия, что со временем как-то всё утрясётся. Тем более что вваленные областью в Артёмовский сотни миллионов работали, зимовка началась и проходила получше, чем в предыдущие годы. Андрей Клименко тем временем занялся реорганизацией структуры исполнительной власти. Само по себе это ни хорошо и ни плохо. Но опять же очень скоро стало заметно, что для него, судя по всему, структура является своего рода фетишем. Это, собственно, касается многих руководителей нового поколения, появляющихся на предприятиях, расположенных на нашей территории. Им, похоже, кажется, что если создать правильную структуру, схему, то эта структура потом будет работать чуть ли не в автоматическом режиме. А ты, Большой Босс, только сиди в центре и лёгким мановением руки…

Но, понимаете, муниципальное образование – это не гайковысадочный автомат. Да даже и за автоматом уход и присмотр нужен, а то ведь разладится, сломается. Честно говоря, я тоже не уверен, что глава администрации или округа должны ездить по всем свалкам, по всем закоулкам. Но знать-то они должны всё, что важно для округа! А тут получилось, что глава администрации вроде бы толком о ЧП ничего и не знал.

Я почему Табаринцева вспомнил. Вовсе не потому, что он, извините, и бог, и шаньга. Но он имеет большой опыт работы именно в той сфере, которой должен заниматься глава администрации. А ещё он как раз знает структуру власти, как она действует, связи, отношения. Знает, что называется, все входы и выходы. Кстати, именно в этом случае и реорганизации, если они необходимы, проводятся более успешно и бывают более полезны.

То есть существующая система формирования власти, на мой взгляд, содержит в себе существенные пороки. Один из них – продвижение во власть не по профессиональным качествам, а по принадлежности к некоей команде. Такой подход как раз и способствует появлению во власти людей некомпетентных.

Что делать?

Избежать поиска виноватых, очевидно, не удастся и нельзя. И они, это неизбежно, будут определены. Только надо бы не наступить в очередной раз на одни и те же грабли, не свести всё к весьма у нас распространённому «наказанию невиновных и награждению непричастных». Это во-первых.

Во-вторых, секция с огромными и удобными (о качестве не говорю) квартирами, не побывав в эксплуатации, выведена из строя. Значит, необходимо будет её восстанавливать. По имеющейся информации, уже определены квартиры, с которых начнётся восстановление.

В-третьих, за чей счёт? На этот вопрос, очевидно, даст ответ суд. Мне он кажется неизбежным.

В-четвёртых, часть ответственности на себя должна взять и областная власть. Ведь администрация Артёмовского давно уже обращалась с просьбой выставить квартиры на продажу. Наверное, это был бы выход. Во всяком случае, часть квартир была бы уже продана, а даже частичное заселение секции исключало бы возможность её разрушения.

В-пятых, не знаю меру ответственности, но, мне кажется, лучше было бы местной власти властью себя и проявить – принять волевое решение, продать часть квартир, хотя бы пропорционально доле муниципального финансирования, и заселить их. Может, ответственность была бы не столь суровой, какой может оказаться сейчас. И корпус был бы не разрушен.

Впрочем, может, в том и есть главная наша беда, что современные чиновники не хотят брать на себя ответственность?


Владимир Ануфриев
Комментарии (0)

Архив